Loader

Подарки от Козака

Прошедшая во вторник встреча президента Молдовы Игоря Додона с лидером непризнанной ПМР Вадимом Красносельским была весьма позитивно оценена пророссийскими и про-социалистическими СМИ Молдовы, провести четкую границу между которыми, впрочем, едва ли возможно.

Фото: Dumitru Doru/ЕРА

Напомню, что темой встречи были вопросы карантинных постов, телекоммуникаций, банковской системы, открытия троллейбусной линии «Бендеры-Варница-Северный», а также тема уголовных преследований приднестровских чиновников за действия, наказуемые в рамках УК РМ. По словам собеседников, им удалось добиться понимания по всем темам, озвученным в повестке встречи.

«Я думаю, что сегодня был хороший диалог. Мы детально обсудили довольно обширный список вопросов. Был сформирован комплексный системный подход к возможным путям их решения», — сказал Додон по завершении встречи.

«Это седьмая встреча, и она выделяется среди других. Помимо президентов в ней участвовали политические представители и лица, которые компетентны решать существующие проблемы — по списку вопросов, который поднимался и ранее», — заявил Красносельский.

«Единственный политик в Молдове, который занимается серьезно и программно отношениями с Приднестровьем – Игорь Додон», – заявил в интервью кишиневской газете «Коммерсант Инфо» первый «министр иностранных дел» ПМР Валерий Лицкай. Он также заявил в этом интервью, что «реальное объединение двух берегов в настоящее время и в ближайшем будущем представляется совершенно нереальным».

Что касается молдавской оппозиции, то она буквально в один голос выражает возмущение общением Додона и Красносельского на равных, как двух лидеров двух государств. Так, лидер «платформы ДА» Андрей Нэстасе уже заявил, что подаст в связи с этим жалобу в Генеральную прокуратуру.

«Недопустимо, чтобы президент Молдовы вел обсуждения с так называемым лидером Приднестровского региона на равных. Это аморально, незаконно, это противоречит Конституции и интересам народа», — заявил Нэстасе.

И, наконец, накануне встречи с Додоном, Вадим Красносельский в ходе разговора в режиме видеосвязи со Специальным представителем действующего председателя ОБСЕ Томасом Майер-Хартингом, обвинил официальный Кишинев в саботаже договоренностей 2017-2018 годов и в создании условий, исключающих всякую возможность реализации молдавской части  пакета «Берлин+», а также в усилении, на фоне предвыборной кампании в Молдове, конфронтационной риторики относительно других проблемных вопросов в финансовой, инфраструктурной и социальной сферах.

Суммируя сказанное приходим к реальной картине переговоров Кишинев-Тирасполь. Статус-кво, сложившееся между ними, очень устойчиво и не имеет тенденции к изменению. Иными словами, пресловутый «Меморандум Козака», который попытались было реанимировать после прихода в президентское кресло Игоря Додона, окончательно и несомненно мертв. Никакой «асимметричной федерации» не получилось, и не получится, а обе стороны лишь симулируют переговоры, оставаясь не прежних позициях, и решая совсем иные задачи. Так, Игорь Додон использует их для решения собственных электоральных проблем. Молдавский президент, который устраивает Тирасполь заведомо больше, чем любой из его конкурентов, имеющий хотя бы призрачные шансы на победу на президентских выборах, запланированных на 1 ноября, очень рассчитывает на открытие в Приднестровье молдавских избирательных участков, что существенно повысило бы его шансы на беспроблемное переизбрание. А Вадим Красносельский, в свою очередь, играя на желаниях Додона, шаг за шагом повышает свой статус на переговорах, а с ним и степени де-факто частичного признания Молдовой – ПМР, и де-факто влияния Тирасполя на Кишинев.

При чем же тут Дмитирий Козак? А вот при чем: в 2003 году им, в то время первым зам.руководителя АП РФ, был разработан план «решения приднестровского конфликта», названный его именем. В рамках этого плана Молдова должна была стать «ассиметричной федерацией», а ПМР и Гагаузия получить особые статусы «младших субъектов», с возможностью блокировать нежелательные для них законопроекты Кишинева. В обмен на содействие Москвы в таком решении конфликта путем принуждения к нему Тирасполя и Комрата, Кишинев должен был согласиться с военным присутствием России на территории Приднестровья сроком на 20 лет.

Но тогда, в 2003, план Козака провалился, поскольку Молдова в самый последний момент отыграла назад. Причиной стало то, что однозначный разворот в орбиту Москвы вошел бы в непреодолимое противоречие с желанием тогдашнего президента Молдовы и председателя Партии коммунистов Владимира Воронина существовать еще и в третьей ипостаси долларового миллиардера. В итоге, план Козака возымел в то время лишь одно явное последствие, причем, такое, на которое его автор определенно не рассчитывал: Европейский суд по правам человека признал приднестровские власти марионетками Москвы, повесив на Россию ответственность за все преступления, совершаемые ими, непризнанными, и, следовательно, неподсудными международному суду.

Вместе с тем, в плане стратегическом, Козак в общих чертах все-таки справился со своей задачей. Воспользовавшись отказом Кишинева Москве удалось на полтора десятилетия надежно заморозить переговоры по статусу ПМР, под предлогом того, что, мол, Россия предлагала решение, а Молдова его отвергла. Эта заморозка создала в регионе долговременный очаг попрания всех человеческих прав, нищеты и военной нестабильности. Ведь, хотя конфликт в Приднестровье имеет статус «замороженного», он может быть «разморожен» в любой момент и под любым предлогом.

Затем президентом Молдовы стал Игорь Додон и старый план попытались реанимировать – с уже описанным выше результатом. Объем полномочий, которые затребует себе Тирасполь в «несимметричной федерации» немедленно поставит крест на независимости Молдовы, и на её участии в любых международных проектах. Кишинев просто повисает на пророссийской ПМР как на кукане, оказавшись полностью в руках России.

Но даже продолжение переговоров «просто для вида» оказывается пусть и постепенной, пошаговой, но, вместе с тем, несомненной сдачей интересов Молдовы, как государства. Слишком уж велик соблазн для Додона, теряющего популярность, но не желающего уходить, использовать переговорный зонтик для решения проблемы своего переизбрания и укрепления позиций своей партии.

И этот успешный молдавский опыт в полной мере усвоен россиянами.

А с января 2020 года Дмитрий Козак, пройдя за 17 лет ряд высоких должностей, вернулся в АП РФ, сменив Владислава Суркова в должности зам. руководителя по вопросам Украины, и, как следствие, куратора по Донбассу. Здесь он и пытается использовать старые наработки 2003 года: вернуть, а, точнее, всучить Украине оккупированные территории вместе с сохраненной на них оккупационной администрацией, добившись для двух «республик» ЛДНР «особого статус». Но перед глазами Киева стоит пример работы Козака в Молдове и её последствия, включая крайние, и, очевидно не последние, переговоры Додона и Красносельского. И, глядя на них, сразу становится ясно, что настоящей целью действий Дмитрия Козака, что в Молдове, что в Украине, была и остается вечная разруха и вечный конфликт. Никаких других подарков от него ждать не приходится.