Loader

Убийства, насилие и обстрелы жилых домов

 

 

 

Убийства, насилие и обстрелы жилых домов. Эвакуировавшиеся мариупольцы рассказали о жизни в одной из самых горячих точек Украины

Мариуполь – крупнейший город Украины на берегу Азовского моря – находится в окружении войск РФ с 1 марта. А с апреля большая его часть контролируется самопровозглашенной “Донецкой Народной Республикой” и вооружёнными силами Российской Федерации.С начала войны город подвергается обстрелам и авиаударам, от которых больше всего страдают мирные жители.

В начале марта Мариуполь остался без электричества, воды, тепла и мобильной связи. В это же время большинство мирных жителей вынужденно переселились из своих квартир в подвалы и бомбоубежища, в которых живут по сей день.

Люди, которые смогли эвакуироваться, рассказали о том, что происходит в одной из самых горячих точек Украины.

Полевая кухня посреди города

После того, как город остался без электричества, газа и воды, горожане развернули полевую кухню. Рядом с подвалом или другим укрытием с 6 утра они разжигали костер, на котором на протяжении всего дня готовили еду и грели воду.

“Соседи по бомбоубежищу вытащили откуда-то два мангала и развели костёр. До отъезда мы все готовили на них. На тот момент в бомбоубежище находились около 90-100 человек”, – рассказала жительница Мариуполя Инна.

Очень скоро запас еды начал иссякать, и купить ее было негде. Инна отметила, что выйти за продуктами им удалось один раз, когда продавцы вышли на рынок распродать остатки овощей и фруктов. Но на следующий день его разбомбили.

В первую очередь кормили детей, женщин и пенсионеров, после чего ели мужчины.

“Сначала мы приносили остатки продуктов из дома и особо не наедались, чтобы на дольше хватило. Но когда еда закончилась, началось мародерство. При этом вода у нас была, потому что рядом с дворцом культуры, где мы укрывались, расположен родник”, – пояснил Антон, студент из Киева, который 22 февраля приехал к семье в Мариуполь.

Другим горожанам повезло меньше. По словам мариупольчанки Елены, ее знакомые сливали воду из системы центрального отопления и на ней готовили. Когда на улицах лежал снег, то его набирали в тазики и топили.

Люди, чьи дома уцелели, первое время жили в квартирах, но когда на улице резко похолодало, то большинство горожан спустились греться в подвал.

“Где-то после 9-го марта в квартире температура опустилась до 3-6 градусов. В убежище было потеплее, около 10-12 градусов. Мы спали полностью одетые, в трёх свитерах, под двумя одеялами. Чай все время пить, чтоб согреться, было сложно, так как небольшая кастрюлька с водой закипала на костре приблизительно 40 минут”, – подчеркнула Инна.

Но готовить у костра каждый день становилось все опаснее, ведь начались авиаудары. Инна рассказала, что как только они слышали гул приближающегося самолета, то забегали обратно в убежище. Когда все стихало – выходили и продолжали готовить.

Обстрелы жилых объектов

По словам местных жителей, обстрелы в городе не прекращались ни на час, и чаще всего от них страдали жилые дома и школы.

Первое попадание в школу, где укрывалась Елена, произошло 26 февраля. Тогда снаряд лишь частично повредил здание, поэтому горожане продолжали прятаться в подвале учебного заведения. Но 9 марта школа вновь подверглась минометному обстрелу, в результате чего там произошел пожар. В этот день муж и дочь Елены находились дома, а сама женщина осталась в убежище.

“Когда школу начали обстреливать из минометов, муж наблюдал эту картину через футбольное поле (возле которого находится квартира Елены – Ред.). Он упал на колени и плакал, дочь тоже плакала. Они смотрели на горящее здание и ничего не могли сделать. Я выходила из подвала, держа в руках собаку и спальный мешок. Тогда я поняла, что моя жизнь ничего не стоит”, – рассказала Елена, добавив, что через 20 минут обстрел школы снова повторился.

Стоит отметить, что из-за разрушенной инфраструктуры и постоянных боевых действий спасатели не могут приехать на вызов, поэтому мариупольцам приходится бороться с пожарами самостоятельно. Когда снаряд попал в квартиру Антона, он с семьей находился в убежище в дворце культуры.

“К нам прибежали соседи и сказали, что наша квартира горит. В ней находилась кошка и много наших вещей, поэтому я побежал ее тушить. Мы с ребятами из соседних домов (это были подростки 14-17 лет) мочили одежду в канализационной воде, одевали ее, после чего могли зайти внутрь и поливать квартиру этой водой изнутри. Позже нам принесли противогазы, после чего все пошло по ладу”, – пояснил Антон.

По словам парня, их квартира была полностью уничтожена, но если бы они не потушили ее, то огонь распространился бы на весь дом, где продолжали жить люди.

“Но самое страшное – это авианалеты, так как после них на месте удара уже ничего не оставалось”, – добавила Виктория.

Убийства и насилие

Но авианалеты и обстрелы из артиллерии – не единственная угроза для города. Местные жители постоянно рискуют быть убитыми или изнасилованными. Российские военные могут напасть на человека по пути в магазин, аптеку или ворваться в квартиру.

“У подруги свекор пошел в аптеку и не вернулся, ее муж пошел через день за отцом и нашел убитого около аптеки. Мы старались все время сидеть в подвале и громко не разговаривать, особенно ближе к вечеру”, – пояснила Елена.

Женщина рассказала, что ее свекровь три недели назад похоронила во дворе свою мать, которую убили российские военные.

“Дядя мой во дворе помогал хоронить еще троих людей. Говорил, трупы между домами лежали не один день, потому что из-за морозов не могли выкопать яму”, – добавила она.

Другая жительница Мариуполя Татьяна рассказала, что чеченцы заходили в квартиры в поисках девушек до 40 лет. Она в это время прятала свою 18-летнюю дочь в подвале девятиэтажного дома и молилась, чтобы она выжила.

“Очень страшно было врать им, стоя под автоматами. Моему соседу предложили, чтобы он отвернулся, пока солдаты будут развлекаться с его женой и дочерью. Он отказался, после чего в них кинули гранату. 10 квартир сгорели за 15 минут”, – поделилась Татьяна.

По словам омбудсмена Людмилы Денисовой, в последнее время оккупанты начали “зачищать город” от тел убитых мирных жителей, сжигая их в мобильных крематориях.

Мэр Мариуполя Вадим Бойченко рассказал, что до 21 марта коммунальные предприятия еще фиксировали убийства, совершаемые российскими военными. На тот момент официальная цифра убитых составляла около пяти тысяч человек. Кроме того, на улицах города оставалось тысячи людей, погибших от вражеской артиллерии или авиации. Точное количество тел, по словам Бойченко, подсчитать невозможно.

В начале войны в городе находилось почти 500 тысяч жителей. Приблизительно 260 тысяч мариупольцев смогли эвакуироваться в Украину, а еще 70 тысяч ожидают эвакуации. Также, по словам мэра, около 40 тысяч человек российские оккупационные войска принудительно депортировали в так называемую “ДНР” и РФ. По его оценкам, в городе остаются около 120 тысяч горожан.