Loader

Россия нападет на Европу под предлогом борьбы с мировым злом

Россия нападет на Европу под предлогом борьбы с мировым злом
Тактические поражения России в Украине, полностью перечеркнувшие изначальный план вторжения и оккупации, вынудили российскую армию к смещению акцентов: основные усилия сейчас направлены на максимальный захват территорий юга и востока Украины, которые Россия гипотетически может впоследствии объединить с Л/ДНР и попытаться выдать это за победу, чтобы «сохранить лицо». Кремль также отказался от значительных наступательных операций, пытаясь закрепить линию обороны и перейти к длительной позиционной войне.
Очевидные неуспехи России на фронте – это сенсация для всего мира и шок для Путина. Мировое сообщество осознало, что пресловутая, нарочито тиражируемая мощь российской армии – это миф. А значит, Россия уже не обладает статусом военной сверхдержавы, которую невозможно атаковать конвенционными вооружениями. В свою очередь, Кремль должен искать причины, чтобы оправдаться перед россиянами, которые уже начинают подозревать, что «не все идет по плану».
Российская пропаганда резко изменила свои нарративы: если накануне вторжения российской аудитории внушалась идея о скором неминуемом поражении Украины, то на фоне очевидных неудач российской армии был озвучен тезис, что «Россия воюет со второй военной державой Европы». Теперь наблюдается дальнейшее смещение акцентов: тиражируется тезис о том, что это война вовсе не с Украиной, а со всем «мировым злом», которому Россия должна самоотверженно противостоять ради спасения добра. Это – крайнее проявление пропагандистских нарративов, направленных на внутреннюю аудиторию, и прямое свидетельство того, что Кремль выбрал путь продолжения войны любой ценой.
Даже на фоне немыслимого для имиджа России поражения на фронте, Кремль не пойдет на перемирие или компромисс, потому что это будет равносильно поражению. Но и продолжать войну в нынешнем ее виде он не может в силу бесперспективности и неприемлемости военных потерь. Поэтому военная стратегия РФ будет давать дальнейший крен в необходимость прямого боестолкновения с Европой. Российскую аудиторию уже готовят к этому всеми возможными методами пропаганды, применяемыми в России. Кроме того, планируется скрытая мобилизация, которую планируют проводить повсеместно. Это прямое доказательство того, что Кремль планирует атаковать Европу, выбрав в качестве жертвы страны Балтии или Польшу.
Атака на Европу будет сопровождаться шквалом лжи и инсинуаций в СМИ, под предлогом декларируемой «защиты России и русских». Путин может оправдать любую агрессию с помощью немыслимой лжи и двойных стандартов, по классике советской школы пропаганды. США и Европа уже изображаются как вселенское «зло», источник прямой угрозы. Любые увещевания со стороны Запада и призывы к миру, Кремль будет преподносить как очередное подтверждение злонамеренности. Затем последует гибридная или полномасштабная военная атака на наиболее уязвимые страны. Европа получит самую кровавую войну на своей территории после 1945 года.
Путин до сих пор не может поверить в свое тактическое поражение и разрабатывает планы дальнейшей конфронтации. Учитывая его характер и сформированное в СССР мировоззрение, он будет расценивать Запад как ключевого виновника тех комплексных потерь, которые Россия понесла в первый месяц войны, включая и беспрецедентные человеческие жертвы на фронте. Украина рассматривается лишь как промежуточный этап восстановления величия Российской империи образца 21 века, а Запад как ключевой враг и стратегический противник на поле боя, всячески помогающий Украине убивать российских солдат. Кремлевский диктатор верит, что относительно малонаселенная Россия с ограниченными возможностями поставить «под ружье» боеспособных мужчин, вынуждена в одиночку противостоять всему миру, ополчившемуся против нее. Это очень опасная ситуация, так как Европа находится под реальной военной угрозой. В этом смысле Украина ценой жизни своих граждан защищает весь цивилизованный мир от российской агрессии.
Запад стоит перед выбором: предпринять реально действенные шаги навстречу Украине и предоставить необходимое оружие, либо уже завтра получить войну у себя дома: на мирных и цивилизованных улицах Берлина и Парижа. Если Путин ценой огромных потерь все же захватит Украину, то с помощью сил и средств украинской армии, объединенной с российской, двинется на ближайшие европейские страны, которые окажутся абсолютно беззащитными.
Еще есть шанс избежать этой катастрофы и вовремя помочь Украине оружием. Если бы США предоставили Украине хотя бы четверть того вооружения, которое они просто оставили в Афганистане в 2021 году, украинская победа была бы куда более близка, а Запад мог чувствовать себя в безопасности и уверенности в завтрашнем дне.

 

Russia will attack Europe

under the pretext of fighting global evil Russia’s tactical failures in Ukraine, which completely crossed out the original plan of invasion and occupation, forced the Russian army to shift its focus: the main efforts are now aimed at the seizure of territories in the south and east of Ukraine, which Russia can hypothetically later unite with the “LPR/DPR” and try to pass it off as a victory to “save face.” The Kremlin has also abandoned significant offensive operations in an attempt to secure a line of defense and move on to prolonged warfare in trenches.
The obvious failures of Russia at the front are a shock to the whole world – as well as to Putin. The international community has realized that the notorious, deliberately exaggerated power of the Russian army is purely a myth. This means that Russia no longer enjoys the status of a military superpower that cannot be attacked with conventional weapons. In turn, the Kremlin must search for ways to justify its moves before the Russians, who are already beginning to suspect that “not everything is going according to plan.”
Russian propaganda has dramatically changed its narratives: if on the eve of the invasion, the Russian audience was fed with the idea of an imminent inevitable defeat of Ukraine, now against the backdrop of the obvious failures of the Russian army, the thesis was voiced that “Russia is at war with Europe’s second military power.” Now there is a further shift in the Russian emphasis: the thesis is being replicated that this is not a war with Ukraine at all, but with all the “world evil,” which Russia must selflessly resist for the sake of the good. This is an extreme manifestation of propaganda narratives aimed at a domestic audience and a direct indication that the Kremlin has chosen to continue the war at any cost.
Even against the backdrop of failures at the front lines, unthinkable for Russia’s recent image, the Kremlin will not agree to a truce or compromise because this will be tantamount to defeat. But Russia also cannot pursue the war in its current form due to its futility and unacceptability of military losses. Therefore, Russia’s military strategy will further tilt towards the need for a direct clash with Europe. The Russian audience is already being prepared for this through a wide range of propaganda tools. In addition, covert mobilization is among Russia’s plans, set to be carried out across the country. This is direct evidence that the Kremlin is plotting to attack Europe, targeting the Baltic States or Poland.
The attack on Europe will be accompanied by a flurry of lies and insinuations in the media, under the pretext of the declared “protection of Russia and Russians.” Putin can justify any aggression with unthinkable lies and double standards – a classic trait of the Soviet propaganda school. The U.S. and Europe are already portrayed as universal “evil,” a source of direct threat. Any exhortations on the part of the West, as well as calls for peace, the Kremlin will present as yet another confirmation of malice. This will be followed by a hybrid or full-scale military attack on the most vulnerable nations. Europe will see the bloodiest war on its territory since 1945.
Putin still cannot believe in his tactical defeat so he is developing plans for further confrontation. Given his character and worldview, formed in the Soviet times, he will regard the West as the key culprit for the complex losses that Russia suffered in the first month of the war, including unprecedented death toll at the front line. Ukraine is viewed only as an intermediate target on the path of the restoration of “greatness” of the 21st-century Russian Empire, and the West – as a key enemy and strategic adversary on the battlefield, helping Ukraine kill Russian soldiers. The Kremlin dictator believes that a relatively sparsely populated Russia, with limited ability to draft combat-ready men, is forced to stand alone against the whole world, who took up arms against Russia. This is a very dangerous situation developing at the moment, as Europe is facing a real military threat. In this sense, Ukraine, at the cost of the lives of its citizens, protects the entire civilized world from Russian aggression.
The West is faced with a choice: to take effective steps towards Ukraine and hand the country the required weapons, or tomorrow to see the war come to their homes, on the peaceful and civilized streets of Berlin and Paris. If Putin nevertheless captures Ukraine at the cost of huge losses, then he will add the materiel of the Ukrainian army to the Russian force and move into the nearest European countries, which will turn out to be absolutely defenseless.
There is still a chance to avoid this catastrophe and help Ukraine with weapons as long as there’s time to do that. If the United States provided Ukraine with at least a quarter of the weapons that they eventually left behind in Afghanistan in 2021, Ukraine’s victory would be much closer, and the West could feel safe and confident in their future.